Духовники о духовничестве. Девять бесед со священниками (Леонид Виноградов)

Духовники о духовничестве. Девять бесед со священниками (Леонид Виноградов)
Артикул:
011-003-989
Срок передачи в доставку:
1-3 рабочих дня
ISBN:
978-5-9909282-0-6
Автор:
Виноградов Леонид
Год издания:
2017
Гриф ИС РПЦ:
Р17-622-0829
Обложка:
мягкая
Размер книги:
180 х 120 х 10 мм
Страниц:
236
Оптовое предложение для храмов и епархий:
Да
Есть в наличии
Количество:
350
руб.
315
руб.
выгода 35 руб. или
10
%
+ 9,45 руб. на бонусную карту

Девять содержательных бесед-интервью с девятью священниками о духовничестве, исповеди, покаянии, послушании... Изветный православный журналист Леонид Виноградов, автор сайтов Правмир, Милосердие и Православие.RU, задает сложные, трудные и важные вопросы духовникам, которые не считают себя духовниками.

"Обязательно ли православному человеку иметь духовника или можно исповедоваться у разных священников? Как священник должен выстраивать отношения с прихожанами, с духовными чадами, чтобы не заслонить собой Христа? Можно ли требовать от мирян послушания, о котором написано во многих патериках? Возможна ли дружба с духовником? Могут ли муж и жена иметь разных духовников? Нужно ли священнику давать советы по вопросам, не относящимся к духовной жизни? Имеет ли право духовник что-то диктовать своим чадам? С этими и другими вопросами автор обратился к девяти опытным священникам."

Беседуют:

  • Игумен Варлаам Борин
  • Протоиерей Вячеслав Перевезенцев
  • Протоиерей Геннадий Фаст
  • Протоиерей Игорь Прекуп
  • Протоиерей Константин Пархоменко
  • Протоиерей Константин Островский
  • Протоиерей Олег Клемышев
  • Протоиерей Феодор Бородин
  • Протоиерей Алексий Потокин
Купить или заказать онлайн "Духовники о духовничестве. Девять бесед со священниками (Леонид Виноградов)", а также другие православные книги и литературу, иконы, православные подарки и сувениры, православные ювелирные изделия, нательные кресты и образки, полки и полочки для икон, иконницы, угловые и прямые домашние иконостасы для дома или квартиры, а также разные аналои и церковную утварь можно в православном интернет-магазине Благочестие.RU с доставкой по Москве, Московской области, Санкт-Петербургу и по всей России.
  • Параметры издания
  • ISBN
    978-5-9909282-0-6
  • Автор
    Виноградов Леонид
  • Бумага
    офсетная
  • Год издания
    2017
  • Гриф ИС РПЦ
    Р17-622-0829
  • Издательство
    Благочестие Издательство
  • Обложка
    мягкая
  • Размер книги
    180 х 120 х 10 мм
  • Страниц
    236
  • Тираж
    3000
  • Язык
    русский
  • Скидки и оптовое предложение
  • Оптовое предложение для храмов и епархий
    Да
  • Условия доставки
  • Срок передачи в доставку
    1-3 рабочих дня
  • Прочее
  • Вес (г)
    170

Архимандрит Аввакум (Давиденко), клирик Успенского кафедрального собора города Кременчуга

— Отец Аввакум, за 34 года служения менялись ваши представления о духовничестве?

— Естественно, менялись, но не кардинально. С проблемами духовничества я столкнулся еще в 1978 году, когда поступил послушником в Почаевскую лавру. Был там отец Палладий, очень строгий духовник. Я к нему не ходил, потому что слаб в коленках, но о его строгости все в монастыре знали. Помню, и монахи это обсуждали, говорили, что исповедоваться у отца Палладия – это все равно, что попасть на допрос. Наместник, отец Иаков, пару раз на моей памяти запрещал ему исповедовать, но потом восстанавливал.

Меня уже тогда такая строгость настораживала. Тем более что сам отец Палладий не был образцом добродетели. Он был ершист, задирист. Я уже писал об этом, но повторюсь: митру ему давали в два приема. Митрополит Львовский и Тернопольский Николай не хотел давать, говорил, что уж больно стервозный монах, но отец Иаков упросил: все-таки старый насельник, давайте уж, владыка, дадим ему митру. В назначенный день и час выводят отца Палладия, выносят на блюде митру, и владыка Николай торжественно зачитывает: насельник Почаевской лавры игумен Палладий… И запнулся, фамилию прочитал неправильно. Отец Палладий тут же свой норов показал: «Владыка, что вы там такое читаете? Если не видите, наденьте очки». Владыка замахал руками, говорит: «Не дам митры». Понесли митру назад.

Но через пару лет отец Иаков опять уговорил владыку. Выносят митру, владыка уже надел очки, чтобы зачитать указ, а отец Палладий и тут не сдержался: «Владыка, вы не забыли мою фамилию?». Митрополит отвечает: «Как забыть такую фамилию?» Но уже не стал отменять награждение.

Я почему часто вспоминаю эту историю? Мы, священники, бываем строги к другим и снисходительны к себе, а надо бы наоборот: к себе быть строже, а к другим снисходительней. И уже став священником, а кому-то и духовником, я старался претворять это в жизнь: быть строгим к себе.

— А у вас в Лавре духовник был? Да и до монастыря, наверное, тоже? Ведь в послушники вы поступили по благословению?

— Да какое тогда благословение? Тема духовничества и благословений у мирян стала популярной года с 1988, когда отпраздновали 1000-летие Крещение Руси, стали открываться храмы, монастыри, начались массовые паломничества. А в моем детстве – в шестидесятые-семидесятые – тема духовника не стояла. По крайней мере, у нас в Полтавской области, где мое село. Отец Иоанн в Лохвицах сказал мне: «Бог благословит. Хочешь – иди, не хочешь – не иди. Это твой свободный выбор». Вот и все благословение.

А вот в монастырях и в советское время тема духовничества весьма людей будоражила. Я как раз пришел в Почаев в то время, когда там был насельником и очень популярным духовником иеромонах Амвросий (Юрасов). Сейчас он архимандрит, в Ивановской области служит, по «Радонежу» часто выступает. К нему огромнейшие очереди выстраивались. Перед исповедью он всегда произносил проповедь. Называлось это общей исповедью, но, по сути, было полноценной проповедью, то есть руководством к духовной жизни. Я нес послушание на кухне, но в дни, когда знал, что будет исповедь отца Амвросия (в основном он их принимал на вечернем богослужении), по возможности прибегал в храм послушать его. С превеликим удовольствием слушал, и потом, когда меня на Полтавщине рукоположили в священника, в первых своих проповедях я подражал отцу Амвросию. Сейчас, когда изданы проповеди митрополита Антония, отца Иоанна Мейендорфа, отца Александра Шмемана, выступления отца Амвросия по «Радонежу» воспринимаю спокойно – не ахти какая там высота и глубина. Но в конце 70-х для простого сельского хлопца его проповеди были огромнейшим духовным озарением.

— Вы у него исповедовались?

— Всего пару раз. Он моим духовником не был, и я в чада ему не напрашивался.

— Практиковалось ли тогда в Почаеве абсолютное послушание духовнику?

— Нет, такого не было, нет и сейчас. Человеческая природа, психика подвижна, человек переменчив. Приходит человек в монастырь, выбирает себе духовника, какое-то время руководствуется его советами, потом меняет. Я и сам за два года, что жил в Почаеве, сначала окормлялся у одного насельника, потом у другого. Нет в современных монастырях той идеальной картинки, которую мы видим в патериках. Думаю, и в патериках это несколько идеализировано, преувеличено.

— А некоторые приходские священники требуют такого же послушания от мирян.

— Может быть, таким образом священник, сам этого не осознавая, вымещает на чадах боль каких-то своих задавленных переживаний, страстей, свое ущемленное эго. Некоторые чада, раскусив такого духовника, бегут от него. Конечно, это ненормально, когда духовник диктует своему чаду каждый шаг. Я всем, кто просится ко мне в духовные чада, сразу говорю, что мое духовничество – это не более чем беседа, наставление: что-то подскажу, где-то просто намекну, но не ждите от меня, чтобы я взял за шиворот и повел. Я столько лет продержался на одном приходе, и мне до сих пор кажется, что я только мешаю. У меня нет таких чад, чтобы прилепились и не отставали. Я стараюсь давать человеку такое направление, чтобы он сам мыслил, сам руководствовался Писанием. Наше прибежище, наша сила, наш величайший авторитет – Бог.

— Кременчуг город небольшой. Неужели нет прихожан, которые постоянно, годы и десятилетия, исповедуются у вас?

— Конечно, есть. Но я никогда не диктую, как некоторые: продавай дом и иди в монастырь, женись не на этой девушке, а на той. Владыка Антоний приводил пример, как к духовнику пришли две пары, чтобы он благословил их на брак, а он повелел им поменяться: ты иди за того, а ты за этого. Митрополит Антоний говорит: безумец повелел, а неразумные послушались, и закончилось все это трагически. Браки заключаются на небесах, и не нам, грешным, в это вмешиваться.

— Вмешиваются не только в браки. Диктуют, куда пойти работать, куда ехать в отпуск, с кем дружить.

— Проблема серьезная. Надо быть рассудительными и не попадаться в лапы таким духовникам-вампирам. Иногда надо подсказать. Ведь бывает, и нередко, что приходят люди малоцерковные. Исповедуется, например, женщина моего возраста. «Ну что, — спрашиваю, — грешна?» Она отвечает: «Я никого не обидела, на работе у меня и похвальные грамоты есть, в суд ни на кого не подавала, когда встаю с кровати, всегда правой ногой попадаю в правый тапочек». Намекаю: «Может, что-то с аморалкой или с блудом?» «Батюшка! – возмутилась она. – Что вы все о плохом да о плохом? Давайте мирно и полюбовно о хорошем».

Кто-то, конечно, посмеется, а ведь с церковными часто священнику не легче. Приходит женщина с горящими глазами: «Батюшка, назначьте мне епитимью!» – «А что вы такого сделали?» — «Собирала колорадского жука на огороде, и, представляете, я его топтала и уничтожала!» Я говорю: «Никакой епитимьи я вам не назначу, потому что это вредители». – «Да поймите вы – я же живое уничтожала! Свирепствовала и злобствовала, когда топтала!» Но я непробиваем: «В следующий раз, когда будете уничтожать, не свирепствуйте и не злобствуйте, а с радостью, благодушием и даже восклицанием топчите!»
 И многие каются в том, что к грехам вообще никакого отношения не имеет. «Копал картошку на огороде, поломал держак. Каюсь!» Ну поломал, понятно, что это неприятность, но ни канонически, ни просто с точки зрения здравого смысла это нельзя назвать грехом. Но люди настолько накручены, взвинчены, что на полном серьезе каются в этом.

— Таких взвинченных и нерассудительных людей в храмах много, и это естественно. Церковь не элитный университет, а врачебница, она для всех, потому что Христос пострадал за всех и желает спасения всем. И именно такие взвинченные, нерассудительные люди часто хотят, чтобы за них все решали, чтобы их строили. Если они, приходя в храм, попадают к опытному и рассудительному духовнику, он может постепенно отрезвить их, приучить к самостоятельности, ответственности. Но велика вероятность, что человек попадет к апологету «послушаний».

— Ну, в какой-то период, начальный, он может захотеть быть в подчинении у такого строгого духовника. Но помните, Леонид, что человек переменчив. Вполне вероятно, что в определенный момент он бросит своего духовника с его строгими повелениями.

— Так ведь может не только духовника бросить, но и Церковь.

— И бросают. Это процесс неизбежный, неостановимый. Но я уже с высоты своих лет могу сказать: не надо делать из этого трагедии, все мы под Богом, все непостоянно. Знаю прихожан, которые в девяностые годы взбунтовались против Бога. Жизнь была трудная, люди вмиг обнищали, кто-то в пирамиды вроде  МММ деньги вложил, и эти деньги тоже пропали. Многие тогда через эти трудности пришли в Церковь, но некоторые и отпадали. Одна бабушка мне прямо сказала: «Я на Бога сержусь! Почему Он меня не слышит?» И это не единственный случай. Мне нечего было ей сказать, я только скорбел и молился. Радоваться тут нечему. Но проходит время, годы, и в какой-то день и час что-то в душе человека происходит, и он возвращается в Церковь. Такие случаи нечасты, но бывают.

— От священника в таких случаях что-то зависит?

— Когда человек уходит, я могу только молиться за него, чтобы он услышал призыв Божий и вернулся. Но вообще от священника, конечно, зависит немало. Многие люди, особенно теперь, уходят из Церкви, потому что разочаровываются в священнике. Например, у нас на Украине были случаи, когда протестантские пасторы обманывали своих верующих на крупные суммы. Теперь эти обманутые по домам сидят, никуда не ходят. Потому я и говорю, что никогда нельзя прикрепляться к священнику. Когда мы кого-то идеализируем, этот идеал, как все земное, легко может оказаться ложным. Неложный идеал один – Господь.

А сколько людей осталось без жилья, потому что без рассуждения послушались борцов с ИНН, штрих-кодами. Когда их только начали вводить, к моей соседке из дома напротив заявился ее духовник, иеромонах из Почаевской лавры, говорит: «Пластиковые карточки и штрих-коды – признак того, что начинается время антихриста, ты должна продать квартиру и жить в Почаеве, я там устраиваю дом престарелых, но никто с собой не берет ни паспорт, ничего. Ты будешь там жить и спасаться».

У нее хватило ума позвонить мне, хотя не я, а он  был ее духовником. Я сказал, чтобы она немедленно звонила сыну в Харьков. Она позвонила, и я постарался увещевать ее, в конце концов, дом она не продала и в Почаев не переехала. Все-таки доля упреждающей тревожности была в ней, и это удержало ее в рамках здравого смысла. А многих не удержало – люди продали дома и квартиры и теперь бомжуют. Вот какие есть «духовники».

— Вы монах, но служите всю жизнь на приходе.

— Мне в Почаеве, еще когда я послушником был, архимандрит Василид (сейчас он схиархимандрит Афанасий, служит в Городнице) советовал: «Иди на приход, там ты сможешь реализовать свой идеал монашества. Будет тебе и духовник. Господь поможет». Монастырей тогда было мало, и власть имущие постоянно предупреждали монахов: вы здесь временно живете, скоро будем ваш монастырь закрывать, ликвидировать. Вплоть до 1985 года такое говорилось, до Горбачева.

Потом отношение власти к Церкви изменилось, стали восстанавливаться давно закрытые монастыри. Но современный монастырь – это отнюдь не идеальное убежище от мирской суеты, житейских невзгод, а огромный приход. Еще вопрос, где больше суеты: там или на приходе. Отец Василид был прав: на приходе можно реализовать идеал монашества. Насколько мне это удалось, не мне судить, но я не жалею ни о том, что выбрал монашество, ни о том, что служу на приходе.

— Что вы чувствуете, когда с вами советуются по семейным проблемам? Трудно монаху давать такие советы?

— Я думаю, людям от меня нужен не столько совет, сколько сочувствие. «И нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Духовничество скорее не руководство, а участие. Ведь в чем суть так популярного нынче психоанализа? Человек на приеме у психоаналитика выкладывает всю подноготную, и во время рассказа открываются какие-то замки, человек начинает понимать истоки своих проблем и комплексов. Это же украдено у Церкви. Украдено фактически и практически. Человеку надо выговориться.

Вот приходит мальчик, исповедуется, просит: «Помолитесь, батюшка, за папу, за маму. Я за них тоже молюсь утром и вечером и говорю Богу: “Береги, Господи, и Сам Себя, потому что кто же станет нас спасать?”» Это говорит маленький ребенок. Наивно, но как трогательно, непосредственно!

— А потом наступает переходный возраст, и от такой наивной трогательной веры не остается и следа. Многие подростки из церковных семей бунтуют, уходят из Церкви.

— Очень часто. А что делать? Вот приводят родители ребенка и говорят: «Батюшка, сядьте в церкви на скамеечку и расскажите ему, как правильно жить». Объясняю родителям, что так не бывает, невозможно за один присест все ребенку рассказать. То есть рассказать я, конечно, могу, но взгляды, система ценностей формируются годами. А дети меняются быстрее и кардинальнее, чем взрослые. У взрослых хоть какая-то стабильность есть, когда жизнь уже перетерла на решетах.

Трагедии из того, что люди бунтуют, уходят из Церкви, делать нельзя. Это неотвратимо. Нет у нас механизмов и методов, чтобы удержать молодого человека в Церкви. Уходят – значит, уходят. Уходят в атеизм, в готы и прочие неформалы. Никакой духовник, даже самый опытный, не может остановить человека, если он внутренним чутьем выбирает свою дорогу. Это надо признать как данность. Ясно, что бывают трагедии. Но вся наша жизнь, по сути, трагедия – это не рай, а изгнание из рая. Поэтому невозможно устроить некий идеальный какой-то духовнический анклав и держать там духовных чад – без падений, без трагедий. Придумать такой мирок и написать о нем в книжечке можно, но в реальной жизни ничего похожего не бывает.

Нам остается только молиться за отпавших, а потом пройдут годы, жизнь перетрет на решетах этого молодого человека, и посевы (азы христианского воспитания), если они были, дадут всходы – человек уже в зрелом возрасте вернется в Церковь. Не все возвращаются, но есть такие случаи.

Мы доставляем по Москве, Санкт-Петербургу, по всей России и по всему миру.
Возможности и условия доставки - по этой ссылке.

Кратко о доставке:

• Москва
   • бесплатный самовывоз (м. Китай-город)
   • 20 пунктов самовывоза в черте Москвы - 150 руб.
   • курьер внутри МКАД - 270 руб.
• Москва за МКАД и Подмосковье
   • 7 пунктов самовывоза за МКАД - 150 руб.
   • 45 пунктов самовывоза за МКАД - от 160 руб.   
   • курьер до 10 км от МКАД - 400 руб.
   • курьер до второго бетонного кольца - от 500 руб.
• Санкт-Петербург и Ленобласть
   • 10 пунктов самовывоза в черте Санкт-Петербурга - 150 руб.
   • курьер внутри КАД - 400 руб.
   • курьер за пределами КАД - от 500 руб.
• Доставка по России
   • более 4000 пунктов самовывоза по России - от 160 руб.
   • курьер во всех крупных городах - от 450 руб.
   • Почта России
   • EMS Почта России
• Крым (Крымский федеральный округ)
   • пункты самовывоза во всех крупных городах Крыма - от 200 руб.
   • курьер по крупным городам Крыма - от 450 руб.
   • Почта России
   • EMS Почта России
• Беларусь
   • Почта России
   • EMS Почта России
   • курьер в Минске
• Казахстан
   • Почта России
   • EMS Почта России
   • курьер в крупных городах
• Украина
   • Почта России
   • EMS Почта России
• Другие страны / Весь мир / Abroad
   • Почта России / Russian Post
   • EMS Почта России / EMS Russian Post
   • DHL
   • FedEx

Заказы оплачиваются при получении:
    • наличными курьеру (выдается товарный и кассовый чеки)
    • наличными в пункт самовывоза
    • банковской картой в пункте самовывоза, если это возможно

Предоплата требуется в следующих случаях:
    • заказные позиции, которые изготавливаются под клиента (копии старинных икон, шкафы-стеллажи для икон, киоты в индивидульных размерах и проч.)
    • отправка Почтой России и EMS
    • отправка в некоторые пункты самовывоза, которые не принимают оплату, но только выдают заказы
    • зарубежная отправка
    • оптовый заказ
    • в отдельных случаях магазин оставляет за собой право предложить покупателю предоплату, этот вопрос остается на усмотрение сотрудников магазина

По желанию покупателя предоплата может быть внесена:
    • оплатой банковской картой через сайт
    • Яндекс.Деньгами через сайт
    • Webmoney через сайт
    • переводом на расчтеный счет магазина через любой банк
    • PayPal

Большинство позиций упакованы в фабричную упаковку: картон или коробку. Дополнительно мы:
   • укрепляем картоном выступающие части
   • фиксируем фабричную упаковку или монтируем собственную из картона
   • заворачиваем заказ в два слоя полиуретановой пены толщиной 3 мм
   • обертываем заказ в несколько слоев полиэтиленовой стрейч-пленки
   • фиксируем пленку скотчем по периметру заказа

Кроме того:
   • мы доставляем от Калиниграда до Владивостока
   • все отправки застрахованы
   • в любом случае мы несем ответственность до получения вами заказа
   • если что-то повредится - мы вернем деньги или бесплатно пришлем новый заказ

В течение 2-х недель после получения заказа мы принимаем к возврату всю продукцию надлежащего качества. На покупателе лежит обязанность оплаты доставки продукции в свой адрес и оплаты доставки возврата.

Транспортирование возврата осуществляется силами и за счет покупателя.

Если вам не подошел цвет или размер продукции - не переживайте. Мы обменяем или примем назад все, что вам не подошло.

Важно! Сохраняйте фабричную упаковку продукции (картонные коробки и проч). Продукция с поврежденной фабричной упаковкой обмену и возврату не подлежит. Транспортировочную упаковку (обрезной картон, целлофан и проч.) сохранять не обязательно.

Продукция ненадлежащего качества подлежит обмену или возврату за наш счет.

Мы работаем давно и только с проверенными поставщиками. Вся продукция - крайне высокого качества.

Это не просто слова. Мы принимаем все мотивированные претензии по качеству и готовы за свой счет совершить обмен или возврат продукции ненадлежащего качества.

Вам нужен опт? Мы снабжаем храмы и монастыри по всей России. Зайдите на наш оптовый сайт optom.blagochestie.ru

Нам часто задают вопросы:
  • Освящены ли ваши иконы?
  • Освящены ли чётки?
  • Освящены ли свечи, которые продаются в вашем интернет-магазине?..

Отвечаем. Чётки и свечи - не принято освящать в православной традиции!

По поводу икон: как правило, не освящены. Почему? Рассказываем. У нашего магазина есть духовник. Точнее, не у магазина, а у руководства. У него есть позиция по поводу продажи "освященного". Там есть два важных момента.

Первый, в принципе по поводу "продажи освященного". Благодать - не продается. И не покупается. Благодать - благодатный дар от Бога - которую невозможно ни продать, ни купить, но можно только даром получить от Бога. С Ним за деньги не договоришься.

Второй, который касается именно освящения икон. Да, в Православии принято освящать иконы. Но наш духовник считает, что человек, который желает иметь освященную икону, должне сам потратить время, и силы, оторваться от суеты, от телевизора, от пустого времяпрепровождения - и сам сходить в храм, помолиться, принять участие в молебне, в чине освящения, сам должен попросить Бога, чтобы он освятил ту вещь, в данном случае икону, или крестик, которые ему дороги, через которые человек хочет, чтобы Господь преподал ему благодать....

И мы согласны с нашим духовником. Да, у нас есть техническая возможность отнести любую икону в храм на молебен и "освятить". Но мы этого не делаем, потому что следуем воле духовника, который считает, что это неправильно и не полезно.

В некоторых, редких, случаях, мастерские, которые поставляют иконы, поставляют их уже "освященными". Но это единичные иконы среди нашего огромного предложения.

Благодарим за понимание.

Перейти на мобильную версию сайта
Да, перейти Остаться на основной версии