История резной иконы

08 ноября 2016

Традиция изготовления резных икон пришла на Русь в XI веке вместе с православием из Византии, где подобные изображения датируются еще первыми веками христианства.  На новом месте традиция не только прижилась, но и получила развитие. Для этого были все условия: обилие высококачественной древесины, большое количество мастеров, умеющих  обращаться с этим капризным материалом, быстро растущая паства новой для русичей религии обеспечивала спрос на предметы культа. Способствовала распространению церковной резьбы также дороговизна и редкость настоящих писаных икон, малое количество местных иконописцев.

Все это делало резную икону все более популярной. Появились именные образа, кресты, складни, нательные образки, мощевики. Русские мастера использовали привычные и податливые для резца породы – липу и сосну, иногда березу, ольху, осину. Для особенно ответственных и парадных случаев  применяли редкий привозной материал: кипарис, можжевельник, тис, грушу. Рельефные иконы расписывали красками и покрывали сусальным и творёным золотом, серебром, тонировали природными пигментами, обжигали, украшали тиснением, драгоценными камнями и прекрасными поделочными минералами, речным жемчугом, янтарем, металлическими вставками с чеканкой, дорогими и богато украшенными тканями. Для защиты от влаги, плесени и паразитов наносили специальным образом очищенные масла,  пчелиный воск, сложные лаки, натуральные олифы. В качестве образцов широко использовали  иллюстрации из отечественных и зарубежных Библий и других священных текстов, прориси икон, подлинные писаные образа. К  XVI  - XVII векам относится период наивысшего расцвета русской «иконы на рези».

Однако были в истории  резной иконы и черные дни, когда в ней видели то пережитки языческого прошлого, то влияние «латинянства». Не щадили её ни войны, ни городские пожары, ни восстания.

Но самый страшный удар по этому виду искусства был нанесен никонианской церковной реформой 1650-1660 годов.  Согласно новым правилам, введенным патриархом Никоном, категорически запрещалось изготавливать и держать в домах и церквях объемные иконы и скульптуры (исключение делалось только для крестов и панагий). Именно в это время была уничтожена большая часть русской православной «рези на дереве»: её рубили топорами, жгли в синодальных кострах. Лишь немногое удалось спасти в старообрядческих семьях и тайных молельных домах раскольников.

Кое-что уцелело на далеком от столичных новшеств, независимом в своих суждениях, Русском Севере и в чтящей древние заветы Сибири. Здесь на значительном расстоянии от общественных и политических катаклизмов в условиях патриархального жизненного уклада и непрерывности художественных устоев бережно и ревностно хранились  традиции русского христианского резного искусства. На архангельской, поморской, соловецкой, пермской, каргопольской, уральской земле  продолжали работать мастерские резьбы по дереву, обучались новые резчики. Доморощенные и пришлые мастера подолгу жили в местных монастырях, выполняя их заказы на резные киоты, иконостасы, иконы. Нередко они принимали постриг и оставались в обители, трудясь на благо братии и обучая послушников, монахов и местных мальчишек художественной обработке дерева.

Помимо удаленности от центральной духовной и светской власти, её карательных запретов на трехмерное изображение, развитию деревянной пластики на Севере и в Сибири способствовала многонациональность здешних поселений. Новообращенным христианам из числа коренных народов деревянные идолы были хорошо знакомы, их они воспринимали и чтили, как богов, а вот обычные плоские образа уважения у них не вызывали. Бывали случаи, когда местные племена соглашались креститься только вместе со своим тотемом. Ну и что прикажете делать православному священнику, исполняющему свой миссионерский долг в таких условиях? Приходилось считаться. Так тихо, негласно появились в православных храмах скуластые деревянные  Богородицы, Иисусы в финно-угорских охотничьих костюмах,  Николы Можайские с раскосыми глазами. Местные священники чтобы удержать в своем приходе капризных и своевольных неофитов, совсем недавно бывших язычниками, в ответ на высочайшие циркуляры и  запреты  отмалчивались, уклонялись от прямых ответов на запросы, лишь задвигая подальше от глаз проверяющих в темные ниши, на колокольни и малодоступные приделы эти удивительные произведения деревянной рези. Так побеги русской православной резьбы была привиты на крепкий ствол обычаев, традиций и фольклора коренных северных и сибирских народов, дав жизнь новым поколениям уникальных и самобытных мастеров резьбы по дереву.

Доказательством тому, что некоторые из них были не просто хорошими ремесленниками, а настоящие художниками,  может служить тот факт, что почти все сохранившиеся резные иконы хранятся не только в храмах, но и в лучших музеях страны.  Есть резные иконы и деревянные церковные скульптуры в музеях московского Кремля, в Эрмитаже, Русском музее, Третьяковке,  реставрационном центре Грабаря. Потрясающая коллекция культовой деревянной пластики находится в Пермской художественной галерее, богатейшие собрания резьбы выставляются в городских, областных и районных музеях Архангельска, Каргополя, Северодвинска, Вельска, Сольвычегодска, Шенкурска, Яренска, Красноборска. Там есть удивительные работы XIII –XVI, XVII, XVII,XIX веков.

Но войны и революции начала XX века вновь сделали церковную резьбу недоступной роскошью. Что уж говорить о последующих десятилетиях правления воинствующих безбожников! Рельефная икона в это непростое для всей русской православной церкви время почти исчезла.

Однако, не смотря ни на что хрупкое, такое уязвимое для огня и воды,  беззащитное перед человеческим невежеством и предрассудками, искусство выжило и сейчас переживает новый расцвет.  Дело это трудоемкое,  требующее больших душевных затрат, серьезных знаний в области истории, искусства и религии, художественных навыков, тонкого вкуса. Не обойтись и без банальной мускульной силы (даже при самой податливой древесине). В некогда славящейся своими лесами России, нынче достать хорошую, пригодную для резьбы доску бывает непросто. Практически исчезли и мастера, способные изготовить качественный инструмент, необходимый резчику, проще купить чешские, швейцарские и даже японские стамески, хотя такое удовольствие не каждый может себе позволить. При всем этом, хотя мастеров работающих в технике резной иконы не так много, сегодня их можно найти в разных концах страны. Это настоящие художники и искренне верующие православные христиане, возрождающие древнее искусство «икон на рези».  Многие  батюшки охотно благословляют резчиков, освящают резные иконы, заказывают их для своих храмов. Есть и целые мастерские, специализирующиеся на резьбе по дереву при монастырях. Особенно важна рельефная икона для слабовидящих и слепых верующих – для них это едва ли не единственная возможность узнать о том, что такое настоящий православный образ. И почему-то очень восприимчивы к резной иконе маленькие дети. Может, потому, что для них еще важен тактильный контакт; а может ребенок инстинктивно острее, чем взрослый, воспринимает откровенное и светлое, замешанное на настоящей, природной традиции, древнее искусство.

Вернуться к новостям
 
 
 
Ваш город - Москва,
угадали?
Перейти на мобильную версию сайта
Да, перейти Остаться на основной версии